Концепция Евразии во внешней политике Российской Федерации


Essay, 2018

6 Pages, Grade: 1,0


Excerpt

Концепция Евразии во внешней политике Российской Федерации

Magnus Obermann (Matrikel 4636870)

Seminar: Russland und seine Nachbarn

Institut für Slavistik der TU Dresden, SoSe 2018

Овыборе и актуальности темы:

Аннексия Крыма в 2014 году приблизила российскую внешнюю политику к границам Европейского Союза. Многие ученые на Западе боялись вмешательства России в мирный порядок Европы. С грузинской войны 2008 года считают, что ЕС способен распознавать образцы агрессивного неоимпериализма в российской внешней политике. Часто ключевое слово «Евразия» играет важную роль в таких анализах. Но что означает «Евразия» для российской внешней политики?

Вопреки распространенному мнению, «Евразия» не относится к более чем попытке восстановить советское влияние и господство России в «ближнем зарубежье». На самом деле концепция «Евразия» чрезвычайно сложна, и ее можно рассматривать на разных уровнях. Например, существует исторический, географический, философский и лингвистический компоненты. Я хотел бы сосредоточиться в своем выступлении на политический и экономический компоненты концепции Евразии. Особое внимание будет уделено текущим отношениям между Россией и ЕС.

Прежде всего, «Евразия» кажется географическим понятием. В 1894 году австрийский географ Эдуард Зюс так описал землю двух континентов Европы и Азии. Но даже с географической точки зрения это не совсем так. Хотя Европа и большая часть Азии образуют общую земную плиту, восточная часть Сибири уже является частью североамериканской плиты.

Однако в настоящее время философский компонент Евразии важнее. В этом отношении Евразия рассматривается как противовес Западу. Русский натуралист Николай Яковлевич Данилевский описал в 1871 году в своей работе «Россия и Европа» идею панславянского союза в Евразии. В 1920-х годах евразийство было очень популярным, особенно среди российских диссидентов в Европе. Филолог Николай Сергеевич Трубецкой видел в Евразии русскую культуру, которая существовала даже после краха государственности царской империи. Исходя из этого, он различал так называемую романо-германскую культуру в Западной Европе и славяно-русскую культуру в Евразии, то есть прежнюю сферу влияния Российской (царской) империи. Конечно, такие культурные различия сегодня немного проблематичны, так как известно, что между культурами нет четких границ. Но Евразия как контр-концепция краха государственности и сегодня сохраняет свою актуальность. Одного из современных философов, которые занимаются концепцией Евразии, называют Александра Дугина. В 1990-х годах он основал «Евразийскую партию», которая, однако, больше не играет роли в российской политике. Тем не менее, Александр Дугин оказывает все же незначительное влияние на идеологию Кремля. Поэтому его взгляды могут помочь проанализировать внешнюю политику России при Владимире Путине.

На этой карте изображена этническая Россия. Это те части Российской Федерации, в которых этнические русские составляют большинство населения. Если мы сравнии эту карту с границами России, быстро показывает, что этнические русские далеки от большинства в России. Тем не менее, 80% жителей Российской Федерации являются русскими. В целом, очень мало карт, показывающих область, которую Дугин и другие понимают как Евразию.

Эта вторая карта является исключением. Карта предлагает, что Евразия охватывает бывший Советский Союз, а также области, менее связанные с Россией. Например, Монголия и части Синьцзяна и Маньчжурии в Китае. Поэтому эту карту нельзя понимать как государственную территорию, а только как политическое или идеологическое пространство.

Это подводит нас к политическому компоненту концепции Евразии. На самом деле неясно, насколько влияние Евразии на российскую политику. Может быть мнение Александра Дугина не так важно, как многие в Западе считают. Его влияние на Дмитрия Медведева несколько ниже, чем на Владимира Путина. В политическом плане Евразия комбинирует как философские, так и экономические компоненты. Они используются как идеологическая основа для политических решений. Владимир Путин однажды сказал в интервью, что распад Советского Союза был величайшей геополитической катастрофой 20-го века. Поэтому можно сказать, что концепция Евразии состоит из различных компонентов, но никто не уверен на 100%, о чем идет речь. Таким образом, понятие «Евразия» не может быть использовано для разрабатывания общих правил внешней политики России. Верны только тенденции, такие как расширение влияния в соседних странах.

С политической точки зрения, более сложным является то, что «Евразия» — это почти исключительно элитный проект. В целом население России не чувствует себя евразийским. Об этом свидетельствуют некоторые исследования Левада-Центра. Всего было проведено более 80 опросов о геополитическом мнении населения. Нет ясных тенденций, чувствует ли население большую привязанность к евразийскому пространству. Конечно, это тоже ставит под сомнение тот факт, является ли Россия европейской страной. В этом обзоре, к сожалению, тоже нет четкой тенденции. Несмотря на небольшой спад, в целом показатели стабилизировались по сравнению с 2008 годом (после войны в Грузии).

Но когда спрашиваются о характере отношений между ЕС и Россией, картина выглядит немного яснее. Кроме того, в этой презентации также учитываются данные за 2003 год, то есть до войны в Грузии и вскоре после выступления Путина в „Бундестаге“ Германии. Можно видеть, что политические отношения представлены хуже, чем 15 лет назад. Для человека это кажется длительным скором, но для истории международных отношений это довольно незначительный срок. В 2003 году менее 50% респондентов считали, что у России нормальные отношения с ЕС. В 2017 году так считает только 15% респондентов. Еще хуже - «добрососедские отношения». Здесь число сократилось с 22% в 2003 году до 4% в 2017 году. Одной из причин могут послужить экономические санкции ЕС против России с 2014 года.

Это подводит нас к экономическому компоненту концепции Евразии. В 2001 году было создано Евразийское экономическое сообщество. В 2010 году последовал таможенный союз. Наконец, в 2015 году Россия, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Армения образовали Евразийский экономический союз, ЕАЭС. Эти страны являются частью бывшего Советского Союза. Более того, создание экономического союза может быть ответом на растущую силу Китая. Китай также пытается расширить свое экономическое влияние в Центральной Азии, например, через Новый шелковый путь. Евразия образует российский противовес ему. Но что стоит за этими геополитическими объявлениями? Действительно ли концепция Евразии способствует расширению экономического влияния России в Центральной Азии?

Возьмем в качестве примера внешнюю торговлю Казахстана. Мы видим, что в 2000 году российский товарооборот (аналогично ЕС), составлял примерно 20%. Десять лет спустя, ясно видно, что ЕС обогнал Россию. Сейчас Китай играет более важную роль, чем Россия. Таким образом, прослеживается противоположный эффект: Политическая идеология предлагает более сильную связь России с Центральной Азией. Фактически, мы видим экономическую дезинтеграцию России из Центральной Азией. Еще раз, Евразия используется как модное слово, чтобы компенсировать уменьшающееся экономическое и политическое влияние.

Итак, каков вывод из предыдущих анализов? Какую роль играет концепция Евразии для российской внешней политики? На Западе создается впечатление, что Россия ведет агрессивную внешнюю политику. Евразия интерпретируется Западом как желание России расширить свою территорию. Если мы посмотрим более внимательно на отдельные компоненты Евразии, мы увидим, что это не совсем правильно. В философских терминах концепция Евразии всегда была противовесом Западу. С политической точки зрения, Евразия является реакцией на собственные потери. Каждый раз, когда есть чувство утраты, делается попытка компенсировать это, проецируя морально мощную и политически могущественную Евразию. Это правильно и для экономического компонента. В ответ на ее истощающее влияние в Центральной Азии Россия (при Путине) начала более тесное сотрудничество со странами ЕАЭС. Все в России знают, что Россия не может выиграть экономическую гонку против Китая. Кстати, ЕС также не может это сделать, о чем следовало бы знать всем в ЕС.

В целом, мой вывод состоит в том, что «Евразия» — это не русская акция, а реакция. Концепция Евразии является контр-концепцией краха государственности, и также противовесом Западу. Россия реагирует на события, которые, по ее мнению, происходят из Запада. То же самое касается внешней политики страны. Поэтому было бы очень опасно не понимать российский евразийский дискурс - и думать, что речь идет об агрессивном неоимпериализме. Это может быть отчасти верно, но это не затрагивает суть проблемы. Поэтому на будущее было бы хорошо, если бы эти действия являлись не только реакцией на реакцию. Для настоящего партнерства не нужны реакции, а хорошие действия и перспективы. Потенциал для него еще существует, несмотря на все трудности.

[...]

Excerpt out of 6 pages

Details

Title
Концепция Евразии во внешней политике Российской Федерации
College
Dresden Technical University  (Institut für Slavistik)
Course
Russland und seine Nachbarn, Dr. Marina Scharlaj
Grade
1,0
Author
Year
2018
Pages
6
Catalog Number
V899591
ISBN (eBook)
9783346211880
Language
Russian
Tags
Eurasien, Russische Außenpolitik
Quote paper
Magnus Obermann (Author), 2018, Концепция Евразии во внешней политике Российской Федерации, Munich, GRIN Verlag, https://www.grin.com/document/899591

Comments

  • No comments yet.
Read the ebook
Title: Концепция Евразии во внешней политике Российской Федерации



Upload papers

Your term paper / thesis:

- Publication as eBook and book
- High royalties for the sales
- Completely free - with ISBN
- It only takes five minutes
- Every paper finds readers

Publish now - it's free