Wortwitze mit der phraseologischen Stützkomponente. Linguistische und pragmatische Betrachtung. Nemeckij jazykovoj bytovoj anekdot s opornym komponentom – frazeologicheskoj edinicej


Diploma Thesis, 2009
132 Pages, Grade: 1,0

Excerpt

Оглавление

Введение

Глава 1. Современный немецкий языковой бытовой анекдот как предмет лингвистического исследования
1.1. Происхождение анекдота как жанра 12 1.2. Термины-понятия «шутка - Witz» и «анекдот - Anekdote» в современной лингвистической науке
1.3.Технология построения бытового анекдота
1.3.1. Содержательные особенности бытового анекдота
1.3.2. Композиционные особенности бытового анекдота
1.3.3. Столкновение смыслов как механизм создания комического эффекта в бытовом анекдоте
1.4. Классификация немецких бытовых анекдотов
1.4.1. Референциальные (ситуативные) и языковые (лингвистические) бытовые анекдоты
1.4.2. Тематическая классификация бытовых анекдотов
1.4.3. Классификация бытовых анекдотов по типу представления сообщения
1.5. Языковая игра как один из механизмов создания комического эффекта в немецких языковых бытовых анекдотах Выводы по главе

Глава 2 . Фразеологизм как опорный компонент немецкого языкового бытового анекдота
2.1. Фразеологизм как значимая единица в системе языка
2.1.1. Понятие «фразеологизм»
2.1.2. Основные признаки фразеологизма
2.1.3. Фразеологическое значение и внутренняя форма
2.1.4. Классификации фразеологизмов
2.2. Окказиональное моделирование фразеологизмов
2.2.1. Структурно-семантические и семантические преобразования фразеологических единиц
2.2.2. Двойная актуализация фразеологизмов
2.3. Немецкий языковой бытовой анекдот с опорным компонентом, представленным фразеологизмом, в практическом аспекте
2.3.1. Типы фразеологических единиц, выступающих опорным компонентом немецкого языкового бытового анекдота
2.3.2. Замена компонентов фразеологических единиц как способ создания комического эффекта в немецком языковом бытовом анекдоте
2.3.3. Двойная актуализация фразеологических единиц как способ создания комического эффекта в немецком языковом бытовом анекдоте
2.3.3.1. Полная двойная актуализация
2.3.3.2. Частичная двойная актуализация
2.3.3.3. Модели реализации двойной актуализации
Выводы по главе 2

Глава 3. Немецкий языковой бытовой анекдот с опорным компонентом, представленным фразеологизмом, с точки зрения коммуникативно-прагматической ситуации
3.1. Коммуникативно-прагматический подход к языку
3.1.1. Принцип Кооперации
3.1.2. Коммуникативные импликатуры (Принцип Некооперации)
3.2. Моделирование коммуникативных ситуаций, представленных в немецких анекдотах 71
3.3. Коммуникативно-прагматические модели ситуаций речевого общения, реализуемые в немецких языковых бытовых анекдотах с опорным компонентом, представленным фразеологизмом

Выводы по главе 3

Заключение

Список использованной литературы 85 Приложение 1

Приложение 2

Введение

В последнее время все больше авторов избирают анекдот объектом своего изучения. Это доказывает, что за мнимой незначительностью этого жанра малой формы скрывается чрезвычайно сложный феномен, представляющий безусловный интерес для различных дисциплин. К описанию этого языкового и общественного феномена во всех его аспектах стремились психология и философия, фольклористика и антропология, семиотика и теория речевых актов, лингвистика текста, семантика и стилистика.

В связи с изучением анекдота встает ряд вопросов: в чем состоит сущность анекдота? Каковы его средства и цели? Кто над кем смеется и почему? Какие механизмы служат созданию комического эффекта? Предпринимаются попытки классифицировать анекдоты по их персонажам, тематике, форме и структуре, технике комического.

В нашем исследовании мы обращаемся к некоторым терминологическим проблемам, связанным с изучением этого жанра, предлагаем несколько возможных классификаций немецких бытовых анекдотов, рассматриваем техники создания комического эффекта.

Однако объект нашего исследования значительно уже: основное внимание мы концентрируем на исследовании немецких языковых бытовых анекдотов с опорным компонентом, представленным фразеологизмом и рассматриваем их в лингвистическом и коммуникативно-прагматическом аспекте.

Актуальность данного дипломного сочинения определяется недостаточным количеством работ, рассматривающих языковые анекдоты вообще и немецкие языковые бытовые анекдоты в частности. Неизвестны также исследования, посвященных изучению и описанию средств создания комического эффекта в немецких языковых анекдотах с опорным компонентом, представленным фразеологизмом.

Актуален также и выбор бытового анекдота в качестве материала исследования. Так, например, исследователь Алина Юрасц отмечает особый интерес к анекдоту как предмету научного изучения: «Едва ли другие тексты, кроме анекдотов, так часто становились предметом исследования многочисленных дисциплин, которые нашли в этой краткой анонимной форме текста ответы на поставленные вопросы.» [Jurasz 2001].

Целью данной работы является комплексный анализ немецких языковых бытовых анекдотов в лингвистическом и коммуникативно-прагматическом аспекте, а именно, рассмотрение их своеобразия, структуры, классификаций на основании различных критериев, средств создания комического эффекта, а также определение механизмов окказиональных преобразований фразеологизмов при их использовании для создания комического эффекта в современных немецких языковых бытовых анекдотах.

Достижение поставленной цели предполагает решение более частных задач:

- рассмотреть историю происхождения анекдота как жанра и историю его именования;
- выявить различия в использовании терминов Witz и Anekdote в современной немецкой лингвистической науке;
- выявить и рассмотреть содержательные и композиционные особенности анекдотов, а также механизмы создания комического эффекта;
- на основании существующих классификаций немецких анекдотов классифицировать наш материал – немецкие языковые бытовые анекдоты с опорным компонентом, представленным фразеологизмом - на основании различных признаков;
- проанализировать понятие «фразеологической единицы», рассмотреть фразеологическое значение и внутреннюю форму фразеологизма, а также определить основные признаки фразеологических единиц;
- рассмотреть окказиональное моделирование фразеологизмов, проанализировать сущность таких явлений как замена компонентов фразеологизма и двойная актуализация;
- проанализировать немецкие языковые бытовые анекдоты в коммуникативно-прагматическом аспекте, выделить модели коммуникативных ситуаций, представленных в немецких языковых бытовых анекдотах с опорным компонентом - фразеологизмом.

Поставленные задачи, а также специфика объекта исследования обусловили использование в работе следующих лингвистических методов исследования:

- Основным методом исследования является индуктивный, при котором выводы извлекаются из конкретного материала, а теоретические положения тщательно обосновываются и подкрепляются языковыми данными.
- В работе используется метод фразеологической идентификации с целью выявления степени фразеологичности того или иного сочетания слов и отнесения его к фразеологическому корпусу немецкого языка.
- Метод компонентного анализа используется для раскрытия семантики фразеологизма посредством разложения его фраземообразующих компонентов, опирающегося на парадигматические связи в системе.
- Структурно-семантический метод служит для выявления изменений в структурно-семантической организации ФЕ.
- Контекстологический метод позволяет изучить ФЕ в условиях их речевого употребления, контекстуального взаимодействия слов в их сочетаниях.
- В работе используются также методы сплошной выборки и количественного подсчета с целью выявления частотных моделей и параметров употребления фразеологических единиц в немецких языковых бытовых анекдотах.

Материалом для исследования послужили современные немецкие языковые бытовые анекдоты с опорным компонентом, представленным фразеологизмом, выбранные из аутентичных сборников немецких бытовых анекдотов общим объемом около 3300 страниц. Всего нами обнаружено 232 примера употребления фразеологизма в качестве опорного компонента немецкого языкового бытового анекдота (полный список представлен в приложении 1).

Научная новизна данного исследования заключается в том, что рассмотрение окказионального использования фразеологизмов, а в частности замены компонентов и двойной актуализации фразеологических единиц производится именно в контексте современного немецкого языкового бытового анекдота, дающего богатый материал для наблюдения за активными языковыми процессами. Кроме того, впервые была предпринята попытка моделирования коммуникативных ситуаций, представленных в немецких языковых бытовых анекдотах с опорным компонентом – фразеологической единицей.

Результаты исследования имеют теоретическое и практическое значение.

Теоретическая значимость работы состоит в углубленном изучении языковых бытовых анекдотов, окказионального использования фразеологических единиц, а также роли двойной актуализации фразеологизмов и коммуникативно-прагматической ситуации в создании дискурса немецкого бытового анекдота.

Практическая ценность исследования определяется возможностью применения его положений в курсах по лексикологии, фразеологии, прагматике, а также при изучении особенностей немецких языковых бытовых анекдотов. Материал, представленный в исследовании, результаты его анализа могут быть использованы в практике преподавания немецкого языка на факультетах иностранных языков, в частности, в обучении приемам речевого воздействия. Кроме того, корпус фразеологических трансформаций может быть интересен изучающим язык, так как он дает представление об экспрессивных возможностях немецкого языка.

Апробация исследования. Основные положения дипломной работы были изложены в докладах на студенческих конференциях «Молодая наука в классическом университете» (ИвГУ, апрель 2007 г., апрель 2008 г., апрель 2009г.) По теме исследования имеются две публикации (тезисы докладов).

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, списка использованных словарей и источников примеров, двух приложений. Общий объем дипломной работы составил 132 печатные страницы.

Во введении обосновывается выбор темы, объекта исследования и актуальность работы, определяются цель, задачи и методы исследования, характеризуются научная новизна работы, ее теоретическая значимость и практическая ценность.

В главе 1 «Современный немецкий языковой бытовой анекдот как предмет лингвистического исследования» освещаются следующие проблемы: происхождение анекдота как жанра, проблемы терминологического характера, связанные с употреблением терминов «Witz» и «Anekdote» в современной лингвистической науке, технология построения бытового анекдота и своеобразие языкового бытового анекдота, заключающееся в употреблении языковой игры, а также различные критерии для классификации немецких языковых бытовых анекдотов, проиллюстрированные подборкой практического материала.

В главе 2 «Фразеологизм как опорный компонент немецкого языкового бытового анекдота» излагаются основные положения теории фразеологии (понятие фразеологизма, его основные признаки, фразеологическое значение и внутренняя форма, возможные классификации и окказиональное моделирование фразеологических единиц), а также производится анализ практического материала (выделяются основные типы фразеологических единиц, выступающих опорным компонентом немецкого языкового бытового анекдота, рассматриваются такие явления как замена компонентов и двойная актуализация фразеологизмов).

Глава 3 «Немецкий языковой бытовой анекдот с опорным компонентом, представленным фразеологизмом, с точки зрения коммуникативно-прагматической ситуации» также сочетает в себе как теоретическую, так и практическую части. В теоретической части освещаются основные положения коммуникативно-прагматического подхода к языку, а также намечаются некоторые принципы моделирования немецких анекдотов в этом направлении. В практической части главы анализируются немецкие языковые бытовые анекдоты с коммуникативно-прагматических позиций, предлагаются возможные модели представленных в них коммуникативных ситуаций, а также рассматриваются способы создания комизма в анекдотах каждой конкретной модели.

Каждая глава состоит из разделов, параграфов и сопровождается

выводами.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и намечаются его перспективы.

Библиография содержит 72 наименования монографий, публикаций в периодических изданиях, статей из сборников научных трудов, авторефератов, диссертаций, 15 источников примеров, 10 использованных словарей.

В приложении 1 представлены собранные нами немецкие языковые бытовые анекдоты с опорным компонентом, представленным фразеологизмом, расположены они в алфавитном порядке по опорной лексеме фразеологической единицы.

Приложение 2 состоит из 6 диаграмм, наглядно представляющих тематическую классификацию немецких языковых бытовых анекдотов с опорным компонентом – фразеологизмом, распространенность различных типов фразеологизмов, выступающих опорным компонентом немецких языковых бытовых анекдотов, виды окказионального моделирования фразеологизмов как способов создания комического эффекта, а также популярность тех или иных моделей речевого общения, реализуемых в исследуемом типе текста.

Глава 1. Современный немецкий языковой бытовой анекдот как предмет лингвистического исследования

1.1. Происхождение анекдота как жанра

Понять анекдот как особый вид искусства слова отчасти поможет рассмотрение истории именования. Анекдот – малая форма комической прозы. Первоначально так называли любопытные в общественном или бытовом отношении истории о знаменитых лицах. Греческое слово «anekdotos» этимологически означает неизданное, неопубликованное, и касалось сохранен­ных в устной форме дополнений к писаной истории. В XVIII столетии анекдотом стали называть и бытовые новеллы. При этом отмечена зыбкая граница, отделяющая сказку-новеллу от анекдота. Некоторые исследователи допускают существование переходных форм (сказки-анекдота, анекдотической сказки) [Мелетинский 1986: 174-175]. Возникновение сказки-анекдота связывают с преобладанием в ней комической направленности, заостренности, парадоксальности, краткости и крайне простой композиции (эпизод или серия эпизодов). Анекдот возник на путях редукции, укорочения и сюжетного упрощения бытовой сказки при сохранении ее действующих лиц.

Связь анекдота с новеллистической сказкой – факт несомненный и доказанный, но помимо этого существует связь того, что было названо «анекдотом», со средневековым письменным, книжным творчеством. Это обстоятельство сыграло, по мнению В.П. Аникина, «более важную и, возможно, даже определяющую роль в самом появлении анекдота как вида творчества, отличающегося от сказки-новеллы» [Аникин 2004: 706].

Исследователи малых форм средневековой повествовательной литературы давно обратили внимание на близость анекдота и шванка – двух повествовательных жанров малой формы (что имеет большое значение для немецкоязычной культурной традиции). Но все же ученые выделяют и ряд существенных различий. Так, например, проф. Л. Рёрих отмечает, что хотя обоим жанрам присуща краткость, шванк все же несколько объемней анекдота (der Witz) и в некоторой степени эпичен, так как подробно изображает события и социальную среду. Шванк вошел в моду в 16 столетии, анекдот же в современном понимании сформировался значительно позже – в течение последних полутора столетий. Кроме того, шванк почти всегда носит дидактический характер, а острота сюжетного развития, как правило, задается в начале истории, что и отличает шванк от анекдота [Röhrich 1980: 8-9].

Бытовая новелла, исконно близкая к бытовому анекдоту, преобразила в себе архитипические модели предшествующей устной комической прозы и породила жанр, с течением времени названный «анекдо­том». Жанр вобрал в себя обширный круг произ­ведений: переводные новеллы, сказки, басни, иронические бытовые истории и близкие им виды остроумных рассказов. Множествен­ность генетической основы сделала сложным состав формирующего­ся жанра, и должно было пройти время, пока он нашел свои опре­деляющие признаки, обрел единство. Прежде всего, произошел отбор историй, которые наиболее отвечали природе формирующегося жанра. Чем обстоятельнее был рассказ, тем менее он годился для вы­полнения назначения анекдота. Многие виды ранних сказок-новелл ничем не отличались от собственно анекдота и обладали его многими свойствами. Условием превращения новеллы в анекдот является сосредото­ченность на смысловом элементе, который заключает в себе пара­доксальное утверждение или отрицание какой-либо общеизвестной истины.

Постепенно сложился фонд историй особой формации, которые и стали анекдотами. В.П. Аникин дает такое определение: анекдот – «это история (как правило, однособытийная и даже одномотивная) с утрированным запечатлением комических жизненных несообразностей, раскрываемых в самом конце через неожиданный сюжетный ход или внезапный поворот сюжетной ситуации» [Аникин 2004: 710]. Автор указывает на основное жанрообразующее свойство анекдота – его остроумную концовку, где и происходит разрешение конфликтной ситуации.

Такое толкование анекдота соотносится с понятием «Witz» в немецкой культурной традиции, причем следует отметить, что это слово за свою долгую историю существования в немецком языке претерпело существенные семантические изменения. Л. Рёрих пишет, что слово «Witz» изначально относилось к семантическому полю «знание» (Wissen). В средневерхненемецкий период оно имело более обобщенное значение, чем в настоящий момент: «разум, мудрость» (Verstand, Weisheit). В 17 веке под влиянием французского языка значение слова сужается и соотносится со значением слова Esprit (остроумие, тонкий ум), и такое толкование слова «Witz» существует достаточно длительное время. Лишь в 19 веке типичным становится употребление слова «Witz» в первую очередь по отношению к продуктам, порожденным остроумием, чувством юмора, что и отражено в современном понимании этого слова.

Однако возникают некоторые проблемы терминологического характера при переводе слова «Witz» на русский язык, к которым мы обратимся в следующем параграфе.

1.2. Термины-понятия «шутка - Witz» и «анекдот - Anekdote» в современной лингвистической науке

В данной работе мы понимаем под анекдотом «краткий устный рассказ с остроумной концовкой» [Аксенова 1974: 17]. В полной мере соответствует идее нашего исследования и определение, предлагаемое в электронной энциклопедии «Кругосвет»: «короткий устный рассказ о вымышленном событии бытового или общественно-политического содержания с шутливой или сатирической окраской и неожиданной остроумной концовкой» [Анекдот, Кругосвет].

Во второй половине 18-го и в 19 вв. слово «анекдот», или «литературный анекдот» имело другое значение: короткий, нередко нравоучительный рассказ о необычном действительном (или выдаваемом за действительное) событии, происшествии из жизни исторического лица. Затем в общем процессе демократизации и снижения элитарной культуры старый, европейский по своему происхождению, изысканный и шутливо-нравоучительный литературный анекдот популяризируется, становится массовым общенародным достоянием, претерпевая при этом существенное жанровое перерождение: он становится преимущественно устным, стереотипным и лаконичным по форме, но более разнообразным по тематике.

Множество вариантов анекдотов, широко бытующих в фольклоре, Е. Аксенова объясняет тем, что «старая «анекдотическая форма» <…> с легкостью приспосабливается к любому злободневному содержанию» [Аксенова 1974: 17].

В русском языке существуют и другие слова, обозначающие рассказ о смешном событии, например «шутка». Под шуткой русский человек понимает скорее веселое, забавное действие. «Сыграть шутку», «подшутить» - значит совершить что-нибудь забавное, не очень обидев человека. С.И. Ожегов дефинирует данное понятие следующим образом: «Шутка – то, что говорят или делают не всерьез, ради развлечения, веселья» [Ожегов 1987: 899]. Термина «шутка» в русскоязычной лингвистике не существует.

В немецкоязычной культурной традиции для обозначения комической ситуации используются слова «die Anekdote» и «der Witz», но им приписывается иное содержание, чем рассмотренным выше понятиям «анекдот» и «шутка» в русскоязычной лингвистике.

Словарь Duden дефинирует «die Anekdote» как «kurze, meist witzige Geschichte, die eine Persönlichkeit, eine soziale Schicht, eine Epoche u.a. treffend charakterisiert» [Duden 1976: 130]. Это, прежде всего, исторический анекдот, его героями становятся известные исторические личности. Сложилась традиция соотнесения понятия «die Anekdote» c русским литературным анекдотом.

С анекдотом же в современном русском понимании этого слова соотносится немецкое «der Witz» - «kurze, prägnant [u. geistreich] formulierte Geschichte mit einer unerwarteten Wendung, einem überraschendem Effekt, die zum Lachen reizen soll» [Duden 1976: 2894], т.е. это короткая остроумная история с неожиданным поворотом сюжета. Здесь наблюдается разнообразие персонажей и сюжетов.

Многие исследователи обращались к этой терминологической проблеме. Л. Рёрих, например, отмечает, что Witz и Anekdote имеют много общего: это «короткие, эпизодические, построенные в основном в диалогической форме рассказы, ограничивающиеся одной единственной сценой и одним или двумя действующими лицами» [Röhrich 1980: 6]. Оба жанра можно разделить на большие циклы на основании главных действующих лиц. Роднит их также и тот факт, что основным элементом как Witz, так и Anekdote выступает пуанта (к подробному рассмотрению этого понятия мы обратимся ниже). И все же разграничение этих двух жанров возможно благодаря наличию ряда детерминативных признаков. Самым существенный, пожалуй, выступает тот факт, что героем Anekdote выступает историческая личность, причем сюжет основан на реальных исторических фактах, либо стремится казаться подлинным. Различия присутствуют и на стилистическом уровне – Anekdote отличает более изысканный по сравнению с Witz язык и большая тщательность в выборе языковых средств.

Таким образом, русское понятие «анекдот» является семантически более емким, включая в себя содержание понятий как «der Witz», так и «die Anekdote» [Москалева 2007: 9]. Учитывая этот факт, а также доказанное генетическое родство этих жанров, в данной работе в качестве русского эквивалента немецкому термину «der Witz» мы будем использовать термин «бытовой анекдот» (далее БА), подразумевая под этим короткий юмористический рассказ, содержащий описание бытовых ситуаций. По отношению к комическим, нравоучительным рассказам, героями которых являются исторические личности, т.е. к эквиваленту «die Anekdote», будем придерживаться термина «литературный анекдот».

1.3. Технология построения бытового анекдота

Анекдот – это текст. Но текст необычный, существующий в двух формах: в первичной и основной устной форме, а также во вторичной и условной – письменной. Анекдот в первичной устной форме – это один из жанров городского фольклора наряду с тостами, розыгрышами, шутками и т.д. Анекдот во вторичной, условной форме – это его различные письменные фиксации, записи, обычно в сборниках, газетах, журналах или на специальных сайтах Интернета. Анекдот, как и всякий типовой текст, характеризуется определенными жанровыми признаками. В данном случае это содержательные и композиционные особенности, а также принципы создания комического эффекта.

1.3.1. Содержательные особенности немецкого бытового анекдота

Ведущий содержательный мотив анекдота — пародия, в этом его основная жанровая функция: пародирование официальной культуры во всех ее проявлениях. Поэтому события, происходящие в современном анекдоте, оказываются не просто вымышленными, фантастическими, а преднамеренно смеховыми, ироническими, шутливыми или насмешливыми имитациями самых разных, практически любых реалий общественной жизни. Этим анекдот как жанр отличается от литературного анекдота, фиксировавшего в письменных текстах реальные комические события поучительного и назидательного характера. В.В. Химик отмечает по этому поводу: «В современном анекдоте совершенно иная коммуникативная установка: любые события, любые реалии общественной или частной жизни подаются в заведомо «перевернутом», пародийном ракурсе шутливого общественного вызова, антикультурной провокации. Пародийность как ключевой содержательный стереотип анекдота определяет все остальные его жанровые признаки, обеспечивающие комический эффект пародии: гиперболизация, шаржированность, нелепость, доведение до абсурда» [Химик 2002: 23-24].

Сам выбор типового персонажа анекдота представляется актом характерного пародирования. Все события в анекдотах происходят только со стереотипными типажами-пародиями. Анекдоты с абсолютно индивидуальными или случайными персонами крайне редки. Герой анекдота — это не исторические личности или литературно-кинематографические персонажи, а их антикультурные пародии с типологическими фольклорными признаками традиционных героев.

Стереотипные персонажи анекдотов носят прецедентный характер, то есть являются известными, узнаваемыми фигурами-пародиями национальной культуры, либо мифологизированными этническими типажами за которыми в массовом сознании закреплены характерные образы, ментальные стереотипы (чаще всего односторонние, условно-схематические) и комические стандарты их поведения, но которые адекватно воспринимаются при этом почти исключительно в пределах одной речевой культуры. Все эти содержательные тематические элементы анекдота составляют своеобразные «правила игры», способствуют быстрому узнаванию персонажа, пониманию темы, включению слушателя в жанровую ситуацию рассказывания анекдота.

Типизированность пародированных действующих лиц, регулярно представляемых в анекдоте, — это его принципиальное качество, которое непосредственным образом составляет и часть содержания анекдота. При одном только упоминании типизированного героя анекдота у слушающего возникает комплекс необходимых образно-комических представлений: зримый типаж, стандартная характеристика, определенная социальная роль, традиционная сфера действия и т.д. [Химик 2002: 26-27].

О существовании стандартных, типизированных персонажей анекдота писали также и многие немецкие лингвисты [Röhrich 1980; Marfurt 1977; Schöffler 1984; Ballstaedt]. Так, наиболее часто героями немецких анекдотов становятся такие персонажи, как маленькая Эрна (Klein Erna), Фритцхен (Fritzchen), граф Бобби (Graf Bobby), госпожа Нойрейх (Frau Neureich), супруги Мейер (Herr und Frau Meier), рассеянный профессор (der zerstreute Professor) и т.д.

1.3.2. Композиционные особенности бытового анекдота

В вопросе композиции БА мнения исследователей расходятся. Такие лингвисты как В.В. Химик, В. Зандерс, Л. Рёрих, Ш.-П. Балльштэдт считают, что текст БА почти всегда строится по принципу двучастности: в нем есть интродукция (зачин) и развязка. Другие (В.И. Карасик, Б. Марфурт) выделяют, напротив, три части в структуре БА: экспозицию, сюжет (драматизацию) и кульминацию (пуанту). Следует отметить, что говоря о трехчастности БА, они, прежде всего, имеют в виду анекдот-повествование и анекдот-диалог как его разновидность. В сферу нашего внимания попадают и другие типы БА (анекдот-загадка, анекдот-афоризм, анекдот-пародия), более лаконичные по форме, поэтому выделение промежуточной части между введением и развязкой вряд ли возможно. Так как в нашем исследовании мы стремимся охватить весь спектр немецких БА, то мы будем придерживаться точки зрения, справедливой по отношению ко всем типам БА, т.е. ориентироваться на двучастность структуры БА.

Начало, или интродукция, вводит слушателя в план содержания, сообщает тему, интригу, создает известное напряжение ожидания. Это наблюдение подтверждает и Б. Марфурт: «Die Bedeutung der …Einleitung besteht zunächst darin, kurz und prägnant eine fiktive Wirklichkeit zu entwerfen, in der sich dann das im Witz dargestellte Geschehen abspielen wird» [Marfurt 1977: 93]. Типичным началом немецкого БА служат следующие реплики: Zwei Freundinnen unterhalten sich…, Drei Stammtischbrüder sitzen in der Kneipe und prahlen…, Kommt ein Mann aufs Arbeitsamt…, „…“, erklärt ein Arzt seinem Patienten..., Der Richter fragt den Angeklagten… и др. Эти примеры показывают, что введение в нескольких словах описывают ситуацию, а также знакомят нас с действующими лицами. Иногда зачин преднамеренно затягивается, удлиняется, чтобы усилить эффект последующей развязки, неожиданного конца.

В то же время развязка анекдота, независимо от продолжительности целого текста, всегда должна быть краткой, неожиданной, парадоксальной, что и делает анекдот смешным. Неожиданность пуанты отмечает и В. Зандерс. Он считает, что качество анекдота напрямую зависит от эффекта неожиданности, вызываемого пуантой [Sanders 1975: 222]. Это подтверждает и Л. Рёрих: «Je gelungener die Pointe, desto besser der Witz“ [Röhrich 1980: 10].

Исследователь Алина Юрасц дает такое определение этому понятию: die Pointe ist «die Überlagerungsstelle zweier Bedeutungen, zweier Sachverhalte, zweier Vorstellungsbereiche, zweier Denk- oder Äußerungsebenen» [Jurasz 2001], т.е. это точка соприкосновения двух значений, так называемое «столкновение смыслов».

1.3.3. Столкновение смыслов как механизм создания комического эффекта в бытовом анекдоте

Многие лингвисты обращаются в своих исследованиях, посвященных БА, к технике создания комического эффекта в текстах этого жанра. Практически всеми отмечается наличие двух уровней интерпретации текста БА. Например, Алина Юрасц так объясняет этот механизм: «Уже в экспозиции текста анекдота реципиенту открываются два уровня значения. Его внимание преднамеренно отклоняется на первый, общепринятый и общеупотребительный. Второй семантический уровень, возможный в каждом конкретном анекдоте, появляется в самый последний, решающий момент, т.е. в пуанте. Происходит неожиданное раскрытие и смещение смысла второго уровня значения. Если реципиент осознает это, то это напрямую ведет к созданию комического эффекта» [Jurasz 2001].

В. Зандерс также отмечает эффект неожиданности, заключенный в пуанте, и считает, что он основан на разрыве, несоответствии между вызванным базисом (т.е. предшествующим текстом БА) ожиданием и действительным, непредвиденным результатом. Причем, чем больше и в то же время непринужденней этот разрыв, тем эффективней комический эффект [Sanders 1975: 222-223].

Интересна также концепция Брикера – Вишневского, упомянутая в статье А.С. Архиповой. При этом подходе существование и распространение анекдотов и вообще юмора в культуре объясняется наличием в данной традиции некого «культурного текста». «Авторы подчеркивают разницу между анекдотом и эзоповым языком. Если эзопов язык построен на принципе «говорим одно, а подразумеваем другое», то анекдот – на принципе: «говорим одно, а подразумеваем одно и то же». Смех в этом случае является результатом сговора между рассказчиком и слушателем. То, что знают оба участника сговора – и есть «культурный текст» [Архипова, http://ruthenia.ru/folklore/arhipova1.htm].

1.4. Классификация немецких бытовых анекдотов

1.4.1. Референциальные (ситуативные) и языковые (лингвистические) бытовые анекдоты

По наблюдениям многих лингвистов как отечественных, так и зарубежных [Миловская, 2008; Sanders, 1975; Röhrig, 1980 и др.], уже в античности проводилось разграничение комизма языка и комизма действия, в соответствии с этим выделялись и типы анекдотов. Таким образом, уже в древности ученые пришли к выводу, что с точки зрения получения комического эффекта существует два основных типа анекдотов: анекдоты, в которых обыгрывается нелепость какой-либо ситуации, несоответствие наших представлений о мире поведению персонажей (так называемые референциальные анекдоты) и анекдоты, в которых обыгрывается то или иное языковое явление – многозначность, омонимия, стилистическая дифференциация лексики и т.д. (так называемые лингвистические анекдоты).

В.П. Белянин дает другое определение и придерживается другой терминологии: «Анекдоты, понимание которых требует знаний лингвистического, металингвистического и психолингвистического характера» он называет языковыми [Белянин 1998].

К дифференциации БА на две группы – языковые и ситуативные – обращается в статье «К вопросу о переводимости анекдотов» лингвист Алина Юрасц. Она отмечает зависимость механизма достижения комического эффекта от принадлежности БА к одной из данных групп:

«Ситуативный БА (der Sachwitz) имеет дело с комичными ситуациями, непредвиденными реакциями персонажей анекдота, с различного рода запретами, с нарушениями логики и серьезности, с вызывающими смех конфликтами между действием и моралью, обычаем и приличием, с поведением, выходящим за рамки нормы и т.д. Таким образом, механизм создания комического эффекта в ситуативном БА обладает определенной свободой в выборе языковых средств, он не заключается в единственно возможной звуковой оболочке, а имеет возможность выбирать подходящие формы из широкой гаммы языковых выражений» [Jurasz 2001].

Приведем несколько примеров ситуативных БА:

- Ein Dresdner kommt zum Sicherheitsdienst. «Ich möchte melden, dass mein Papagei entflogen ist.» Missbilligend sieht ihn der Beamte an. «Was geht uns das an? Hier ist nicht das Fundbüro, sondern Staatssicherheitsdienst.» «Eben, eben,» sagt der Mann seufzend. «Ich möchte Ihnen nur sagen, dass ich die politischen Ansichten meines Papageis nicht teile.»
- «Weißt du auch, Tommy, dass George Washington in deinem Alter bereits der beste Schüler der Schule war?» fragte der Lehrer. «Jawohl» war die Antwort, «und in Ihrem Alter war er bereits Präsident der Vereinigten Staaten.»

В данных примерах юмористический эффект достигается комизмом самой ситуации, независимо от используемых языковых выражений. Такие анекдоты могут иметь аналоги в разных языковых культурах, так как являются общепонятными, хотя иногда от реципиента и требуются некоторые фоновые знания социального, политического, культурологического или конфессионального характера.

Что же касается языковых БА (далее ЯзБА), то Алина Юрасц пишет: «Комическое действие ЯзБА (der Sprachwitz), напротив, определяется особым использованием языкового материала определенного языка, которое становится возможным благодаря его семантическому потенциалу» [Jurasz 2001]. Эту же характерную отличительную черту языковых и ситуативных БА отмечает и Л. Рёрих: в то время как комизм действия и ситуативный (в другой терминологии «предметный») БА (der Sachwitz) общепонятны и интернациональны, ЯзБА (der Wortwitz) привязан к материалу одного конкретного языка, вследствие чего в большинстве случаев непереводим. В. Зандерс также обращается к проблеме разграничения ситуативных и языковых БА и формулирует главное отличие следующим образом: «то, что сохраняет комизм независимо от формулировки, представляет собой ситуативный БА (der Sachwitz), а что обусловлено выбором слова и его действием – ЯзБА (der Wortwitz)» [Sanders 1975: 219].

Рассмотрим несколько примеров ЯзБА:

- Zwei Freundinnen treffen sich . „Stell dir vor“, sagt die eine, „seit zwanzig Jahren habe ich endlich wieder ein Lebenszeichen von meinem Bruder bekommen, der damals nach Kanada ausgewandert war.“ – „Und, wie geht es ihm?“. Fragt die Freundin. „Er ist gestorben.“
- Kommt ein kleiner Mann aufs Arbeitsamt: „Haben Sie vielleicht eine Beschäftigung für mich? Am liebsten bei einer Baufirma.“ – „Was haben Sie denn bisher gemacht?“ – „Ich war Bürgermeister von Klein-Rönnau.“ – „Und warum wollen Sie dann unbedingt zum Bau?“ Meint das Männchen kleinlaut: „Ich hab’ doch sonst nichts gelernt – außer Grundstein legen !“

Комический эффект достигается в ЯзБА за счет использования различных языковых явлений, как, например, двойная актуализация фразеологической единицы. ЯзБА требуют от реципиента определенного языкового чутья, так как он должен не только определить существование двух семантических уровней и возможность их столкновения, но и уловить уникальную связь между двумя возможными прочтениями анекдота. Наше исследование мы строим на материале немецких ЯзБА с опорным компонентом, представленным фразеологизмом. Поэтому далее мы обращаемся к рассмотрению лишь этого типа ЯзБА.

1.4.2. Тематическая классификация немецких языковых бытовых анекдотов

ЯзБА, и в частности ЯзБА с опорным компонентом, представленным фразеологизмом (далее ЯзБА (ФЕ)), охватывает все сферы жизни – как личную и интимную, так и общественную, профессионально-социальную, а также религиозную и политическую. ЯзБА затрагивает и человеческие слабости. По утверждению немецкого лингвиста Л. Рёриха, «ни самые низменные и грязные вещи, ни возвышенные и потусторонние не являются исключением. Нет ничего такого, что было бы слишком свято или о чем следовало бы умолчать, что не может стать предметом смеха» [Röhrig 1980: 2].

ЯзБА (ФЕ) можно классифицировать на основании различных критериев. Наиболее распространенной классификацией является тематическая. Содержание и тематика немецких ЯзБА (ФЕ) настолько разнообразны, что представляется целесообразным выделение лишь крупных циклов, тематических блоков. Собранный нами практический материал позволяет выделить следующие группы ЯзБА (ФЕ):

- о представителях различных профессий. Это самая объемная группа, к ней мы отнесли 75 примеров из фактического материала. Самыми распространенными являются ЯзБА (ФЕ) о врачах (20). Например:
- Der Assistenzarzt trifft ziemlich verspätet frühmorgens in der Klinik ein, entschuldigt sich beim Professor: „Es ging nicht früher – meine Frau hat mir heute nacht einen Sohn geschenkt.“

Murrt der Professor: „Nächstes Mal soll sie Ihnen lieber einen Wecker schenken.“

Довольно распространены и ЯзБА (ФЕ) о начальниках и подчиненных (10):

- „Wenn Sie nicht flinker werden, Müller, mache ich Sie zur Schnecke !“ - „Meinen Sie, Chef, dass ich dann flinker bin?“

Следующие по популярности - это подгруппы ЯзБА (ФЕ) об официантах (9) и о служащих (7):

- „Herr Ober, die Pastete ist ja völlig ungenießbar!“ - „Erlauben Sie mal, mein Herr. Wir haben schon Pasteten gebacken , da lebten Sie noch gar nicht.“ - „Und warum servieren Sie diese erst heute?“
- Womit hab’ ich das verdient “, murmelt der sauertöpfische Beamte, als er sein Gehalt wieder einmal in Empfang nimmt.
Далее по популярности следуют ЯзБА (ФЕ) о судьях и адвокатах (6):
- Der Richter fragt den Angeklagten: „Warum sind Sie denn ausgerechnet in die Seifenfabrik eingebrochen?“ Der Angeklagter antwortet: „Wissen Sie, Herr Richter, es ging mir damals sehr dreckig.“

Кроме того, в нашей картотеке представлено по два ЯзБА (ФЕ) о писателях, парикмахерах, космонавтах и по одному примеру о представителях других профессий (секретарь, мясник, трубочист, канатоходец, столяр, оперная дива, мэр города, судебный пристав, лифтер и др.)

- ЯзБА (ФЕ) о мужчинах и женщинах, об отношениях между супругами также достаточно хорошо представлены в нашей картотеке (47).
- Zwei Freundinnen unterhalten sich: „Was ist eigentlich aus Marias Hochzeit mit dem Wüstenscheich geworden?“ „Ach, die ist im Sande verlaufen.“
- „Schatz, würdest du bitte zum Becker gehen und mir ein Brot besorgen?“, fragt die Frau ihren Mann. Der schaut aus dem Fenster. Es regnet in Strömen. „ Bei diesem Sauwetter schickt man doch keinen Hund vor die Tür “, beschwert er sich. Da lächelt die Frau: „Davon, dass du denn Hund mitnehmen sollst, habe ich ja auch nichts gesagt.“
- о семье, родственниках и детях. Всего в эту группу входит 31 ЯзБА (ФЕ). Например:
- Wer kann eine Wäscherei eröffnen? Zum Beispiel eine Familie, in der die Frau ein Reibeisen, der Mann ein Waschlappen und die Tochter mit allen Wassern gewaschen ist.
Но самыми популярными героями ЯзБА (ФЕ) семейной тематики, безусловно, являются дети (24):
- „Vati, bist du früher Schriftsteller gewesen?“

„Nein, mein Junge, wie kommst du denn darauf?“

„Weil Mutti neulich sagte, du hättest früher schöne Geschichten gemacht!

- В следующей группе – ЯзБА (ФЕ) об организации досуга и образе жизни, представленной 19 ЯзБА (ФЕ), можно выделить некоторые подгруппы. Так, например, самым распространенным хобби героев немецких ЯзБА (ФЕ) является спорт (на эту тему нами найдено 7 ЯзБА):

- „Ich werde das Gefühl nicht los, dass der Ringrichter gar nicht gut auf mich zu sprechen ist“, beklagt sich der Boxer bei seinem Trainer. Darauf der Trainer vorwurfsvoll: „Du musst darauf achten, dass er dir nicht im Weg steht, wenn du zuschlägst!“

Чуть менее распространены ЯзБА (ФЕ) об отдыхе и отпуске (6):

- „Was ist bei unseren Nachbarn bloß für ein entsetzlicher Lärm?“ fragt Elisabeth ihren Mann. „Ich glaube, sie schlagen sich gerade die Urlaubsreise aus dem Kopf.“

Кроме того, нами зафиксированы 4 ЯзБА (ФЕ) о проведении свободного времени за употреблением алкоголя и два ЯзБА об образе жизни.

- ЯзБА (ФЕ) о преподавателях и студентах, учителях и учениках, о школе – следующая по популярности группа (17):

- Der Lehrer bittet Fritzchen zu schätzen, wie hoch die Schule ist.

„1,30 m“, antwortet Fritzchen.

„Und wie kommst du darauf?“, fragt der Lehrer. „Ich bin 1,50 m und die Schule steht mir bis zum Hals.“

- Как выяснилось, животные также являются излюбленными героями немецких ЯзБА (ФЕ) (13):
- Sagt eine Gans zur anderen: „Glaubst du an ein Leben nach Weihnachten ?“
- От предыдущей группы (ЯзБА о животных) не отстают и ЯзБА (ФЕ), которые можно отнести к черному юмору (эта группа также представлена 13-ю примерами):
- Was ist der schnellste Weg zum Herzen eines Mannes ?

Durch den Brustkorb mit einem scharfen Messer!

- Das Licht am Ende des Tunnels kann auch der Scheinwerfer der entgegenkommenden Lokomotive sein.
- о представителях отдельных регионов Германии и иностранцах нами обнаружено 5 ЯзБА (ФЕ):
- Zwei schwäbische Häusle-Bauer treffen sich: „Ich habe gehört, Sie haben beim Bau Ihres Hauses großes Glück mit dem Finanzamt gehabt. Womit haben Sie denn Ihr Haus gebaut?“ – „Mit den Steinen, die mir die Beamten vom Bauamt seit Jahren in den Weg legen.“
- Практически в каждом сборнике немецких анекдотов можно найти отдельную рубрику, посвященную блондинкам. В нашей картотеке находятся четыре ЯзБА (ФЕ) о блондинках. Приведем один из них:
- Wie nennt man eine joggende Blondine? Dumm gelaufen !
- Анекдоты о политике довольно популярны в Германии, но наш материал – немецкие ЯзБА (ФЕ) - представлен лишь двумя примерами. Вот один из них:
- Zwei Parlamentarier unterhalten sich. „Manche Parteifreunde“, sagt der eine, „muss man behandeln wie rohe Eier.“ Der andere nickt zustimmend: „Genau. Man haut sie in die Pfanne !“

Следует также отметить условность вышеприведенной классификации, так как все тематическое разнообразие немецких ЯзБА трудно представить в виде нескольких групп. Кроме того, многие ЯзБА находятся на стыке нескольких групп, занимают пограничное положение и справедливо могут быть отнесены сразу к нескольким группам данной тематической классификации.

1.4.3. Классификация анекдотов по типу представления сообщения

В основе этой классификации лежит третья часть семиотической модели В.И. Карасика – синтактика анекдота, т.е. его соотношение с формальными типами анекдотов, с различными текстами. Лингвист выделяет по форме текста 4 типа анекдотов: анекдот-повествование, анекдот-загадка, анекдот-афоризм, анекдот-пародия [Карасик 1997].

[...]

Excerpt out of 132 pages

Details

Title
Wortwitze mit der phraseologischen Stützkomponente. Linguistische und pragmatische Betrachtung. Nemeckij jazykovoj bytovoj anekdot s opornym komponentom – frazeologicheskoj edinicej
Grade
1,0
Author
Year
2009
Pages
132
Catalog Number
V374076
ISBN (eBook)
9783668519985
ISBN (Book)
9783668519992
File size
1863 KB
Language
Russian
Notes
Deutscher Titel: Wortwitze mit der phraseologischen Stützkomponente. Linguistische und pragmatische Betrachtung.
Tags
Wortwitz, Anekdote, Phraseologismus, Doppelrealisierung, Pragmatik, Wortspiel, Humor, Implikaturen, Grice, Sprechakte, Searle, Austin, Illokutionärer Akt, Kooperationsprinzip, Konversationsmaximen
Quote paper
Elena Roessink (Author), 2009, Wortwitze mit der phraseologischen Stützkomponente. Linguistische und pragmatische Betrachtung. Nemeckij jazykovoj bytovoj anekdot s opornym komponentom – frazeologicheskoj edinicej, Munich, GRIN Verlag, https://www.grin.com/document/374076

Comments

  • No comments yet.
Read the ebook
Title: Wortwitze mit der phraseologischen Stützkomponente. Linguistische und pragmatische Betrachtung. Nemeckij jazykovoj bytovoj anekdot s opornym komponentom – frazeologicheskoj edinicej


Upload papers

Your term paper / thesis:

- Publication as eBook and book
- High royalties for the sales
- Completely free - with ISBN
- It only takes five minutes
- Every paper finds readers

Publish now - it's free